Из истории керченской табачной фабрики (бывшей Месаксуди)

Восточно-крымский историко-культурный музей-заповедник подготовил материал о наиболее известном керченском предприятии дореволюционного времени. 

Табачная фабрика, основанная в 1867 году талантливым предпринимателем, греком по национальности, Константином Ивановичем Месаксуди (1833–1908), действовала и после смерти основателя — фабрика переместилась в 1915 году в новое здание и ещё более четверти века продолжала свою работу.

Её деятельности в досоветский период посвящена достаточно обстоятельная научная статья, вместе с тем, история фабрики после 1920 г. остаётся практически неисследованной.

После установления советской власти в Крыму начался процесс национализации крупной промышленности. Согласно приказу Крымревкома от 7 декабря 1920 г., была передана в собственность государства и фабрика «табаку и папирос» товарищества «наследники К. И. Месаксуди» в Керчи. Ей было дано новое название: «VI-я государственная табачная фабрика “Памяти 9 ноября 1920 года”». Хотя оно было посвящено важному событию того времени — взятию Перекопа, цифра в названии не отражала действительного положения фабрики и занимаемого ею места в табачной промышленности Крыма. Надо отметить, что справедливость была довольно быстро восстановлена, и постановлением коллегии «Крымтабака» от 29 декабря 1920 г. предприятие было переименовано в I-ю государственную табачную фабрику «Памяти 9 ноября 1920 года».

Фабрика первоначально входила в состав «Крымтабактреста», а в последующем принадлежала системе «Союзтабак» и «Главтабак» Наркомпищепрома СССР.

Во главе фабрики находились специалисты разной квалификации. Случалось, руководили ею и просто партийные или комсомольские выдвиженцы. Нехватка квалифицированных руководящих кадров вынудила руководство треста назначить в 1922 г. дегустатора фабрики, бывшего пайщика и личного почётного гражданина В. П. Бенардаки, заместителем управляющего фабрикой. Из числа профессионалов пока известно имя одного управляющего — Б. С. Карасина (1894–1946), возглавлявшего предприятие в 1924–1929-х годах, руководившего ранее фабриками в Херсоне и Феодосии, а позже занимавшего ряд руководящих должностей в системе табачной промышленности Союза.

Оборудование фабрики долгое время оставалось неизменным по составу и количеству станков и механизмов. В момент национализации числилось 2 работающих дизеля по 100 л. с. каждый, 29 крошильных, 46 гильзовых, 40 папиросонабивных машин. Только в 1926 г. произошло увеличение числа станков до 148 единиц, появились новые механизмы, в частности, паровой котёл для подогрева воздуха приточной вентиляции по американской системе, было полностью механизировано производство в коробочном отделении.

Основной капитал фабрики составил в 1926–1927 хозяйственных годах 1 849 300 рублей и в последующем вырос к 1932 г. до 2 194 500 рублей.

Первое время фабрика продолжала традиционно получать сырьё с Кавказа, где оно заготавливалось в районе Туапсе, Адлера, Гудауты, Сухуми, Очимчири, и с Кубани, в частности через «Табаксиндикат», существовавший в Краснодаре. Турецкий табак более не поступал, но на самой фабрике сохранялись, судя по всему, значительные запасы этого сырья. В 1922 г. фабрика передала в Феодосию 28 пудов, 9 фунтов табака турецкой выработки, возможно, урожая 1919 г., а может быть, и более раннего времени. В этот же период фабрика начинает закупать и крымские табаки, которые, наряду с кавказскими, становятся в последующем основным сырьём для производства табачных изделий, качество которых явно снижается. К тому же, по свидетельству одного из работников фабрики, состоявшего членом дегустационной комиссии, уже со времён коллективизации в крошку шли табачные бодылья, а в качестве добавки применялся хмель.

Ассортимент изделий в первой половине 20-х годов оставался довольно большим и разнообразным. По сведениям за ноябрь 1925 г., производились 4 наименования папирос высшего сорта, в твёрдой упаковке («К.Т.Т.», «Реномэ», «Антиникотин», «Биба»), 6 наименований папирос 1-го сорта («Д.Е», «Эффект», «Москва», «Татарстан», «Марокко», «Черномор») — почти все в твёрдой упаковке — и 6 наименований папирос 2-го сорта в полутвёрдой и мягкой упаковках («Совет», «Якши», «Молот», «Реклама», «Красная Звезда», «Уральские»); кроме того, выпускался пачечный табак 4-х видов. В документах 1922–1924 гг. фигурируют также папиросы разных сортов с экзотическими названиями «Нон плюс ультра», «Бен плюс ультра», «Ливадия» и явно рассчитанные на солидную публику «Роскошь», «Бальные», «Франт», «Экстра».

Наверняка фабрика участвовала со своей продукцией во Всероссийской сельхозвыставке в октябре 1923 г., но подробности этого участия нам, к сожалению, неизвестны.

Ассортимент более позднего времени, рассчитанный на широкого потребителя, стал значительно беднее, и, судя по рекламе 1937 г., преобладали папиросы явно невысокого качества в мягкой упаковке («Броненосец “Потёмкин”», «Заём», «Шахта», «Сигнал», «За металл»), и лишь папиросы «Кореиз» были, вероятно, высшего сорта.

Во времена НЭПа фабрика самостоятельно занималась скупкой сырья, необходимых материалов (бумаги, муки, древесины и т. п.), сбытом производимой продукции. Нередко осуществлялись бартерные сделки. Папиросы и табак обменивались на необходимые товары, в т. ч. продукты питания и медикаменты. В последующем подобные вопросы решались централизованно. Районами сбыта продукции являлись в разные годы Москва, Ленинград, Харьков, Свердловск, Киев, Днепропетровск, Черкассы.

Сведения о численности работающих довольно противоречивы. В одном из справочников утверждается; что фабрика была рассчитана на 1500 рабочих. По другим сведениям, в 1915 г. на ней работало 1200 человек. Последняя цифра явно завышена. Во всяком случае, по официальным данным, в декабре 1920 г. на ней числилось 750 рабочих. 1922 г. даёт более полную, развёрнутую картину: 53 служащих, 10 человек в амбулатории, непосредственно в производстве — 441, 8 сторожей и 2 шофёра, всего — 514 человек. Среди служащих — 25 человек числилось в бухгалтерии, есть библиотекарь, портные, заведующий совхозом. В этом же штате 2 профсоюзных и 7 партийных работников. Правление фабрики составляло 7 человек. В производстве наибольшее число работающих значится в коробочном, сортировочном, слесарно-механическом и папиросно-набоечном отделениях. Что касается амбулатории, то она со временем была превращена в фельдшерский пункт. Согласно статистике более позднего времени, на фабрике числилось в 1928–1929 гг. 542 рабочих и учеников, в 1931 г. только 298 человек этой категории. Наблюдалась довольно значительная текучесть кадров, в особенности в 1929–1930 гг., когда на 746 прибывших приходилось 866 выбывших. Довольно скоро ситуация улучшилась, и уже в 1931 г. числились 331 прибывший и лишь 284 выбывших. Дневной заработок рабочего достигал в 1923–1924 гг. 1,4 рубля и вырос к 1931 г. более чем в 1,5 раза. Среднемесячная зарплата рабочих и служащих составляла в 1931 г., соответственно, 84,25 руб. и 176,03 руб., что превышало аналогичные данные по соседнему предприятию — консервному заводу «Воля труда».

Выработка продукции на 1 рабочего в день, будучи довольно низкой в начальный период (2867 штук папирос в 1923–1924 гг.), выросла к 1931 г. во много раз и составляла 23496 штук. Первый значительный прирост всего производства наблюдался уже в 1925–1926 хозяйственном году, когда в результате целого ряда мер удалось увеличить выработку продукции на 49 %. Ещё более заметных успехов фабрика добилась во второй половине 30-х годов. Краткая динамика роста такова (в тыс. штук папирос):

1923–1924 — 257785 1931 — 1664850;

1924–1925 — 544120 1932 — 2200000;

1925–1926 — 828187 1936 — 2350000;

1928–1929 — 1427722 1937 — 3000000.

Последние показатели более чем в 7 раз превышали достижения 1915 г.

Удельный вес керченской продукции ко всему крымскому табачному производству, будучи относительно небольшим в 1913 г. (23,9 %), постоянно рос во второй половине 20-х гг.; к началу следующего десятилетия превышал 50 % и составил в 1937 г. 53,5 %. Этот показатель, надо полагать, сохранялся и в дальнейшем. В таком случае, производительность фабрики в 1940 г. составила более 4 млрд курительных единиц при общекрымском объёме в 7,570 млрд. В тот год Керченская и Феодосийская фабрики произвели в 5 раз больше папирос, чем все 10 крымских фабрик в 1913 г., т. е. 7245 млн папирос. На долю других фабрик, таким образом, приходилось лишь 325 млн единиц или 4,2 % от общего объёма.

Судьба фабрики сложилась трагически. В конце октября 1941 г., после очередной авиабомбёжки, она прекратила работу, а 9 ноября в условиях приближающегося фронта была сожжена. Оборудование, по непроверенным данным, в последний момент удалось эвакуировать через пролив, и оно поступило на Армавирскую табачную фабрику. По другим сведениям, оккупанты вывезли оборудование в Германию. Немецкие источники, которым нет оснований не доверять, указывают на то, что после захвата города в 1942 г. «станки и сырьевые запасы фабрики» перенаправили в Феодосию, с тем чтобы ввести там в строй табачную фабрику по производству сигарет для нужд оккупационных войск.

Весной 1944 г., после освобождения города, фабричные корпуса, получившие к тому времени значительные повреждения, были переданы, как и вся территория фабрики, Керченскому судоремонтному заводу.

Так завершилась история крупнейшей в Крыму табачной фабрики, а вместе с ней и история табачного производства в городе Керчи. О прежде существовавшем предприятии и его основателе напоминает лишь мемориальная доска, установленная к 90-летию открытия новой фабрики, построенной уже наследниками Константина Ивановича Месаксуди.

  1/7   2/7   3/7   4/7   5/7   6/7   7/7 Предыдущий Следующий

Аннотации к иллюстрациям

1. Рекламная листовка. Начало 1920-х гг. Фонды ВКИКМЗ

2 (заставка). Главный корпус табачной фабрики. 1930-е гг. Открытка. Фонды ВКИКМЗ

3. Пачечно-укладочное отделение фабрики. Фото 1930-х гг. Фонды ВКИКМЗ

4. Реклама табачной фабрики, бывш. Месаксуди. 1937 г.

5. Памятник В. И. Ленину во дворе фабрики. Фото 1930-х гг. Фонды ВКИКМЗ

6. Фабричный корпус, разрушенный в результате авианалёта. Съёмка Е. Халдея, 1942 г. Фонды ВКИКМЗ

Текст, подборка илл., аннот.: В. Ф. Санжаровец, старший научный сотрудник историко-археологического отдела, Н. В. Быковская, заместитель генерального директора ВКИКМЗ

Источник: Керчь — это мой город


Есть уточнения или альтернативное мнение? Предложения или пожелания?
Присылайте ваши сообщения на почту [email protected]

Поделитесь в соц сетях

Вам так же может понравится

Оставить комментарий

Все комментарии проходят модерацию.