Геолог рассказал, какие сокровища скрываются в керченской земле (фото, видео)

С Владимиром Константиновым мы познакомились, что называется, «в поле»: на одном из склонов в Аршинцево, где экскаватор вскрыл грунт. Керчанин, увлекающийся геологией и палеонтологией, дробил молотком камни, находя среди них настоящие артефакты, которым потом будут завидовать коллекционеры.

Смотреть на YouTube

Выяснилось, что здесь, на обрыве, хорошо видны: четвертичный слой (метр-полтора), куяльницкий (15 или более метров) и сарматский ярус, также виден известковый понтический ярус.

В нижних ярусах можно найти минералы и палеонтологический материал, которому 3-6 миллионов лет. Для строителей это просто мусор, а для специалистов – неоценимые сокровища, лежащие прямо под ногами. Правда, серьезных знатоков, — сказал Владимир, — интересуют только древности возрастом 100 миллионов лет и старше, но в Керчи такие не встречаются.

Владимир показал нам, как работает: его инструменты – кувалда, молоток, зубило, и обязательно лупа. Так как стройка идет очень быстро, медлить в исследовании грунта нельзя. С каждым ударом кувалды перед нами появлялись все новые находки: окаменелые моллюски, рыжая руда, белый гипс, синий вивианит, черные иглы керченита, который встречается только в нашем регионе, редкий желто-зеленый митридатит.

Специалист показал нам, как выглядит железная руда, которую в большом количестве добывали в окрестностях Керчи: это небольшие шарики. Добытая руда промывалась на обогатительной фабрике КБ ЖРК. Отработанная пульпа сливалась в шламохранилище (озера по дороге в Героевку), а обогащенная руда шла на аглофабрику, где смешивалась с добавками и спекалась в агломерат.

Это кардиум – ископаемая раковина. До наших дней не дожила, — рассказывает Владимир. То, что осталось, — это ядро. Сама раковина достигала 10-11 сантиметров.

Вот дрейссена – двустворчатый моллюск, типа нашей мидии, который 3-6 миллионов лет назад был гораздо меньше современных экземпляров.

А этот окаменелый моллюск — гастропода, по-простому, улитка.

В связи с солидным сроком хранения, их раковины бывают заполнены цементом, а в других случаях в них вырастают минералы. Это просто удивительно!

Вы знали, что, если разбить кусок гипса, он треснет по спаянности и будет совершенно гладким внутри, как будто его только что отполировали? У деревни Пташкино недалеко от Керчи нашли залежи гипса и построили гипсовый завод, который долгое время функционировал при Советском Союзе.

Смотря, как из земли появляются сокровища, мы почувствовали что-то типа лихорадки кладоискателей, То же самое чувствовал и Владимир Константинов, ведь такая удача, как вскрытая экскаватором порода, не улыбалась ему более двадцати лет с тех пор, как закрыли рудники.

Мало того, в известняковом слое Владимир нашел неизвестный ему красный минерал. «Я такого не видел никогда», — признался исследователь с 35-летним стажем. Этот образец он отправит в московский минералогический музей им. А. Е. Ферсмана, где минерал исследуют и внесут в каталог, если его там еще нет.

Мы так вдохновились увиденным, что напросились в гости к Владимиру Константинову, тем более, что он обещал рассказать о своей коллекции минералов.

И не прогадали: дома у собирателя настоящий музей! Вы только посмотрите, сколько образцов в этой коллекции! Керчанин рассказывает: в молодости работал в «Укрчерметгеологии» помощником бурильщика, затем выучился на бурильщика. Увлекся геологией, собирая местные камни на рудниках. Однажды побывал в минералогическом музее Челябинской области, и был поражен богатством коллекции. «Я привык видеть наши камни осадочного происхождения, а там – и вулканического, и чего только не было! Тогда понял, что буду собирать собственную коллекцию», — рассказал Владимир.

По его словам, керченские недра изучены мало. Что здесь можно найти? Из более известных: анапаит, родохрозит, сантабарбараит, керченит, гипсы, бариты. Кроме минералов, в его коллекции – останки моллюсков и больших животных, населявших океан Тетис. В шутку Владимир называет их «дохлости», но собирает и обменивает. На полках: кости китов-цитатериев, тюленей Monachopsis, есть даже зуб мамонта, который привезли из Якутии.

По словам собирателя, палеонтология встречается на берегах Азовского моря, в Юркино, в Заветном, у крепости «Керчь». «Встречаются кости, позвонки, очень редко – кости черепа. Одну целую особь никто не находил, а вот отдельно ребра, челюсти можно найти», — рассказал Владимир. Из отходов палеонтологических находок коллекционер делает коллажи. Один из них он назвал самым любимым и продемонстрировал. «Картине лет пять, а рыбкам – от 7 до 10 миллионов лет», — уточнил Владимир Константинов.

С каждым образцом коллекции связано определенное воспоминание: где нашел, с кем, или кто подарил, откуда привез.

«Мне интересен и дорог каждый экземпляр. Вот монгольский флюорит, когда-то мне товарищ поменял на пейзажные агаты… Вот аквамарин, выменял его на керченские камни… Вот гранат и хлорид – русская жена моего товарища, проживающего в Альпах, привезла в подарок», — поделился воспоминаниями собиратель.

«Вот смотрите, какой красавец. Это мы ездили а Адыгею. Когда начал обрабатывать – открылась одна, вторая и третья ракушка. И получилось так замечательно. Где-то 115 миллионов лет этим аммонитам. Перламутр еще сохранился. В крымских такого нет».

«А это кальцит, месторождение — Казахстан, а присыпка по нему идет пиритовая – железный или серный колчедан. По-другому в литературе он называется «золото дураков». Он очень похож, и раньше люди принимали его за золото. Американцы, когда уже знали об этом, отбивали минерал, вставляли в ружье, стреляли в землю, чтобы продать этот участок дороже. Золота в нем нет, но из него можно добывать железно и серную кислоту», — рассказал Владимир.

Какое количество экземпляров в коллекции, ее владелец сказать не может. «Много одинаковых – кварцевая группа, ракушки. А минеральных видов у меня не много, есть коллекции и побогаче», — скромничает керчанин. Со своей коллекцией он побывал на различных, в том числе междунароных, выставках, а однажды ее описали в одном английском журнале.

Еще одна увлекательная часть собирательства – препарирование и изучение образцов. Инструментами Владимир расчищает принесенные экземпляры, убирая все лишнее, чтобы образец стал более привлекательным, декоративным. Под мощным микроскопом он рассматривает структуру кристаллов. «Там целая вселенная! – утверждает Владимир. — Микроскоп позволяет увидеть «подводный мир» минералов».

За этим занятием мы оставили коллекционера, чтобы не мешать разглядывать новый минерал, только что извлеченный из спекшегося известняка, где он пролежал порядка 10 миллионов лет…

  1/64   2/64   3/64   4/64   5/64   6/64   7/64   8/64   9/64   10/64   11/64   12/64   13/64   14/64   15/64   16/64   17/64   18/64   19/64   20/64   21/64   22/64   23/64   24/64   25/64   26/64   27/64   28/64   29/64   30/64   31/64   32/64   33/64   34/64   35/64   36/64   37/64   38/64   39/64   40/64   41/64   42/64   43/64   44/64   45/64   46/64   47/64   48/64   49/64   50/64   51/64   52/64   53/64   54/64   55/64   56/64   57/64   58/64   59/64   60/64   61/64   62/64   63/64   64/64 Предыдущий Следующий

Источник: Керчь — это мой город


Есть уточнения или альтернативное мнение? Предложения или пожелания?
Присылайте ваши сообщения на почту [email protected]

Поделитесь в соц сетях

Вам так же может понравится

Оставить комментарий

Все комментарии проходят модерацию.