Чтобы привлечь внимание к проблемам улицы Толстого, керчанин улегся в одну из ям

На страничке сайта KERCH.COM.RU всоциальной сети ВКонтакте  появилось открытое письмо керчанина, студента ростовского ВУЗа, который крайне обеспокоен состоянием города, в частности, улицы Льва Толстого, напоминающей ему дорогу после арт-обстрела.

 

Студент Алексей Романенко подумал, что его пламенное воззвание сподвигнет главу администрации на ремонт улицы Льва Толстого. Поэтому написал следующее открытое письмо, в котором изложил свои мысли по поводу состояния города. Студент ростовского журфака рассказал о том, что бывает в Керчи два раза в год и видит изменения к лучшему, однако, каждое изменение, по его мнению, имеет и обратную сторону.

«Стоило сделать шаг в сторону от центральной дороги — глазам предстала совершенно другая картина: по улицам текут реки канализации, дворы перерыты Водоканалом и оставлены в таком виде, мусор давно перестал помещаться в баки, и лежит вокруг. Под новыми остановками остатки фундамета и штыри от старых, а во время дождя они бесполезны— внутри лужа. 

Куда ни глянь — все имеет обратную сторону. Ремонт школы №11, по рассказам ее обитателей, был полон промедлений и ошибок в расчетах, Молодежный парк обрывается за десять метров до тропы, с которой можно посмотреть на море: хочешь гулять, созерцая пролив, — твою прогулку украсят битая плитка и дикий кустарник. Казалось бы, мелочи, но все они — симптомы одной проблемы. 

Керчь — ворота Крыма. Но эти ворота ухожены только с наружной стороны. Те, кто живет внутри, вынуждены ежедневно наблюдать другую Керчь, обратную сторону крымских врат — страшную, ржавую, грязную, разрушенную. 

Ярчайший пример — улица Льва Толстого. Еще летом, будучи практикантом в газете «Керченский рабочий», я занимался составлением подборки жалоб от жителей этой улицы. 

«Я не могу уснуть из-за грохота «камазов», — делилась со мной Валентина Леонидовна, живущая вблизи школы №13, — грузовому транспорту нельзя проходить ближе двадцати пяти метров от жилых домов, а тут и пяти не наберётся. Но мы это до сих пор терпим. Что терпеть уже невозможно — это пыль и грязь. Почему мою улицу превратили в грузовую трассу стратегического значения, и не могут обеспечить на ней чистоту?! Даже через высокий забор в мой двор залетает пыль и песок, а выйти за ворота, не закашлявшись, и вовсе невозможно. Тротуар напоминает, скорее, грунтовую дорогу: из-за слоя наметённой земли не видно плитки, а в некоторых местах её действительно нет». (А исчезает плитка безвозвратно после работ все того же Водоканала, работой которого в Керчи недоволен никто.)

Прошел год. Ямы на Толстого разрослись как грибы — объехать их уже невозможно. Некоторые своей чудовищной величиной напоминают раскопанные могилы. Пыль и грязь с тротуаров никто не убирал — оттуда уже проклевываются цветы. Я не смогу смотреть в глаза женщине, у которой брал интервью, зная, что потуги моей журналистской работы ни к чему не привели, и улица, героически (другого слова не подобрать) принимающая на себя удар грузового транспорта, все еще выглядит как после артобстрела. 

Почему я решил, что это письмо сможет что-то изменить? Я доверился народному мнению. Слова россиян о градоначальниках обычно стоит делить на два, а лучше — на двадцать. Мэр — это всегда взяточник и вор, кровопийца и предатель, и вообще корень всех зол. Так сказали бы почти в любом российском городе, в том же Ростове-на-Дону, где я коротаю дни за университетской скамьей.

Сергей Вадимович, вам невероятно повезло с народом, которому вы служите. Удивительно, но мало кто из керчан склонен обвинять вас в сложившейся ситуации. «Ему не повезло с командой», «там есть какие-то препоны, о которых мы не знаем», «трудно что-то сделать с обнаглевшими коммунальщиками», «столько всего в один год навалилось» — самые различные предположения строят жители Керчи, продолжая верить, что глава города неравнодушен к их проблемам, и только в силу неких обстоятельств медлит с их решением. Так вот, медлить больше нельзя. 

В народе все с большей серьезностью обсуждается идея митинга: выйти с агитационными плакатами и перекрыть движение грузовому транспорту мусорными баками, подобно тому как поступили жители поселка Приозерное, когда поток Камазов с карьерным песком шел через них. Но если там была возможность пустить фуры по другому маршруту, улица Льва Толстого альтернатив не имеет. И нужно как-то задобрить жителей, которые и так потеряли несколько лет жизни, слушая непрерывный грохот колес за окнами.

Этим письмом я прошу вас оправдать народное доверие незамедлительными действиями, первым из которых должно стать распоряжение привести в порядок улицу Льва Толстого. 

Просьбы жителей сводятся к следующему:

1) Рассмотреть возможность строительства объездной дороги для грузового транспорта вдали от жилых домов, во избежание их обрушения.

2) Провести незамедлительный ремонт дорожного покрытия улицы Льва Толстого. Скорее всего внеплановый, потому как в плане города до 2020 года этого ремонта нет.

3) Обеспечить чистоту на тротуарах, проведением одноразового субботника и установлением регулярной мойки дороги специализированной техникой не реже двух раз в неделю. 

С уважением, неравнодушный сын нашего с вами города, Алексей Романенко (в яме)».

Источник: Керчь — это мой город


Есть уточнения или альтернативное мнение? Предложения или пожелания?
Присылайте ваши сообщения на почту [email protected]

Поделитесь в соц сетях

Вам так же может понравится

Оставить комментарий

Все комментарии проходят модерацию.